вторник, 22 июня 2010 г.

Вспомни!

Вспомни, как ты в первый раз пришла
На ту встречу, влекомая тайной!
Вспомни, как тебе была смешна
Старушка, с картой гадальной!
Вспомни, как ты листала страницы
Книги чёрной, но с белым шрифтом!
Вспомни, какими бездушными были лица,
Стоящие перед решётчатым лифтом!
Вспомни кумира - Гэрри Поттера!
Eго манящую, тайную сказку!
Вспомни, как в зале оперы
Ты закричала, испугавшись огласки!
Вспомни, с каким восторгом
Ты смотрела на первые трюки!
Вспомни, как считаясь с "долгом"
Лишила жизни соседскую суку!
Вспомни, как измазала кровью:
Лицо, грудь, трясущиеся руки!
Вспомни, когда скрючена болью,
Ты кричала от душевной муки!
Bспомни гордые коментарии
На "липучие" вопросы прессы!
Вспомни тяжкие последствия,
После проведения «чёрной мессы»!
Вспомни: страх, шёпот, насилие,
Безвыходность! У виска - "пестик"!
Скажи «Прости!», увидев своё бессилие!
Прочти молитву и прижми к груди крестик...

Старинный альбом

Листы старинного семейного альбома,
Приподнятые старческой, морщинистой рукой,
Запахнут временем, которое из комы
Вдруг память выведет на свет, невидимой волной.

Теплом душевным растопит сердце тело,
Улыбка едва тронет края бледных губ,
Накрутят ручку потифона пальцы неумело
И запоёт Утёсов на фоне медных труб.

Aльбомный лист дыхнёт секундною прохладой,
Которая так ценна в душный вечер.
И эхо юности со смехом, с запахом помады
Устало донесёт попутный лёгкий ветер.

Пружины потифона скрипнут от натуги,
Когда перевернётся альбома первый лист.
Из детства выглянут весёлые подруги,
Мать – медсестра, отец священник – органист.

Беспечно детство было, до тридцать второго.
На первомай арестовали вдруг отца,
А через месяц, объявив врагом народа,
Он был расстрелян, по указке подлеца.

Тут пальцы вытащат давнишний чёрный волос,
Приклеившийся много лет назад
И первой любви – юношеский голос
В воспоминаньи зазвучит на весь вишнёвый сад.

А вот и похоронка... В мае, в сорок пятом,
Её почтовым ветром с победой принесло.
Но до сих пор, тяжёлую утрату
Сугробом времени, так и не занесло...

Откинувшись главой на спинку кресла,
Закроятся спокойные усталые глаза,
Расслабятся натруженные чресла
И затаится горькая, последняя слеза

Раздастся выдох (едва слышно) облегчённый...
Сквозняк протянет через щели свист
И Дух, с судьбою Свыше предрешённой,
Откроет тайный - вечной жизни лист.

Почему?


Почему одни похожи на собак -
Лижущие пятки от мелочных благ?!

Почему другие похожи на ослов?
Знают, где Истина, но лезут в ров!

Почему одни похожи на медведей?
Сидят в берлогах и „обсасывают“ соседей!

Почему другие похожи на сов?
Не хотят пробудиться от бесплодных снов!

Почему одни похожи на котов?
Сладко мяукают от глупых слов!

Почему другие похожи на гиен?
Ничего не сделал, но всё-таки съем!

Почему одни похожи на орлов?
Не знаешь куда деться от таких воров!

Почему другие похожи на львов?
Рявкнул слово и... ответ готов!

Почему одни похожи на волков?
Нападают стаей, во всех видят врагов!

Почему другие похожи на зайцев?
Услышат шорох и... сверкают пятки!

Почему одни похожи на змей?
Чем больше яда, тем становятся злей!

Почему другие похожи на червей?
В навозе копошатся: чем вонючей, тем родней!

Почему одни похожи на птенцов?
Порхают в детстве современники отцов!

Почему другие похожи на свиней?
В грязи по-колено...Чем черней, тем светлей!

Почему одни похожи на кротов?
На ощуп лезут, слепы от миражей!

Почему другие похожи на курей?
Снёс яйцо и,.. на сторону скорей!

Почему одни похожи на глистов?
Паразиты они - смысл их жизни таков!

Почему другие похожи на жирафов?
С куриным мозгом, зато ходят, как графы!

Почему одни похожи на гусей?
Всегда сухие, сколько воды ни лей!

Почему другие похожи на сорок?
Соберутся трещать: какой от этого прок!?

Почему одни похожи на блох?
Крови попил, и мир не так уж плох!

Почему другие похожи на ящерков?
Хвост оставил, а сам и был таков!

Почему одни похожи на вшей?
Лишь бы гнид нацепить на хороших людей!

Почему другие похожи на клещей?
Залезут под кожу - попробуй, прибей!

Почему об этом написал я?
Потому, что был ослом и вдруг увидел себя!

Слава Богу, что я понял при том:
Человеком быть лучше, чем каким-то скотом!

Без слова про любовь...

Надеждой тронута строка...
И нежностью пропитан слог...
Волной желания слегка
Качнул бы волны, если б смог...
Ты, в чью-то жизнь без приглашенья
Приходишь, даришь и зовёшь,
И сомневаешься, и таешь,
и греешь лёд, когда поёшь...
Но по ночам, когда махнёт
Своим крылом глубокий ангел,
Быть может перья подберёт...
Утерянные... твой архангел...
Чтобы без тем...
Без мыслей...
Без условий согреть...
Без слова про любовь...
Чтоб на губах твоих отталых
Оставить след реальных снов...

среда, 9 июня 2010 г.

Мы – свечи!




Волной воспоминаний колыхнувшись,
Свеча не пожалеет ни о чем...
Ни о ночах пылающих, минувших,
Ни о мечтах, не сбывшихся ни в чём...

Лишь выдаст – жар и, вниз скользящий
Скупой поток прозрачных слез,
Чтобы наутро, след оставши,
Застыть наростом тайных грез.

Фитиль надрезав неумело,
Сократит жизнь чья-то рука.
А вечером, огонь несмело
Зажжет свечу, вспыхнув слегка.

И так, минута за минутой
Раздаривая другим свет
Свеча, мерцая в жизнь кому-то,
Спасет от многих горьких бед.

И пусть не каплями за каплей,
Но талых верениц поток
Будет активней и бестактней:
Есть в этом – провидения толк.

В момент свечения родится
Быть может вечная строка,
Или нахлынет, чтоб разлиться
Чудесной музыки река.

А может при свече кто шепчет
Молясь Заступнику в тиши,
И сердце близкому излечит
Молитвой в небо, от души.

Свершиться многому возможно.
На то, Он - Свет и есть.
Свечей гореть неосторожно
Согласен я, мне даже – честь.

Лишь бы родился кто-то свыше,
Лишь бы не спрятать этот свет
Ни под сосуд и, ни под нишу,
Где - пыль, где – смерть, где правды – нет.

И перед тем, чтобы погаснуть,
Фитиль продолжит жизни круг
И шестисвечием прекрасным
Зажжет свечение вокруг!

Дыханием свыше нисходящим,
Померкнет пламя на лету,
Растаяв дымкой восходящей
У других свечей на виду.

А кто не скрыл свое свечение,
Поймут всю сущность бытия,
Вникая в тайну откровений,
Поднявшись из небытия.

Чтобы светить, чтобы исполнить!
Чтоб дать: родиться, пылать, жить!
И чтобы Истиной наполнить
Годов натянутую нить!

И чтоб не зря топить (пылая),
Под фитилем упругий воск!
И чтобы тьму на свет меняя,
Вернуть: мир, праведность, чистоту, лоск.

Мы – свечи! Это – так прекрасно!
Поймите, люди, наконец!
Дано светить нам не напрасно!
Наш свет исходит из сердец!

...

Мы, свечи - любим и пылая
Частенько гасим свой фитиль.
Потухнув тая, и страдая,
И обрекаясь на утиль.

Но Тот, кто – Свет, зажжет нас снова,
Включит на яркость новый шанс,
Поставит на Свою основу,
Возьмет на невидимый балланс.

И, собирая по крупицам,
В потоках: дней, недель и лет
Нам силу даст переродиться
В единый, мощный, вечный свет!

суббота, 8 мая 2010 г.

Басня о двух евреях

Жили два деда, еврея-соседа.
Изя – бедняк и Мойша – богач.
Мойша был просто торгаш-непоседа.
Изя – добряк, но всё же – алкаш.
Мойша был просто торгаш-непоседа.
Изя – добряк, но – алкаш.

И вот однажды, прохладным утром,
Когда над Хевроном забрезжил рассвет,
Мойша вышел, любуясь хутором
И вдруг услышал, как плачет сосед.
Мойша вышел, любуясь хутором.
Слышит – плачет сосед.

Старый Изя, так громко молился,
Что плач доносился в город Хорим.
И, чтоб его не услышать, родиться
Надо было бы Мойше глухим.
И, чтоб его не услышать, родиться
Надо бы было глухим.

„О, Адонай, - сокрушался старик,
Годы прошли. Капитал – невелик.
Старый я стал. Помру – точно, скоро”.
Изя взвыл и, как пёс, поник.
„Старый я стал. Помру – точно, скоро”.
Изя взвыл и поник.

„Что же мне делать?” – Старик вопил снова
Куда мне устроить дочку – Яэль?
Её красота, достойна любого
Из всех, мне известных на свете, царей.
Её красота, достойна любого
Из всех, мне известных, царей.

Глаза её, словно глаза оленя!
И брови – вразлёт, словно крылья у птицы.
Стройные ноги – наше колено,
Волосы - блеск, словно спинка куницы!
Стройные ноги – наше колено,
Волосы -
спинка куницы!

Тут, у Мойши (он слушал за стенкой)
Проснулось то, что заснуло давно.
И возжелал, завладеть он девчонкой!
Какой ценой? Всё равно!
И возжелал, завладеть он девчонкой!
Какой ценой? Всё равно!

В тот же день, накупил он подарков,
Как подобает, к соседу пошёл.
Сели два деда за винной чаркой
И о Яэль разговор их зашёл.
Сели два деда за винной чаркой
И о Яэль разговор зашёл.

Речь начал Изя, с заботой о дочке,
И слово в слово всё пересказал.
Добавил ещё, что для дочки сорочку
Новую давно не покупал.
Добавил ещё, что для дочки сорочку
Давно не покупал.

„Яэль, хороша своим поведением.
Хозяйка – отличная: вяжет и шьёт.
Но из-за такого... происхождения,
Замуж её, никто не берёт.
Но из-за такого происхождения,
Замуж, никто не берёт.”

Тут, бедный Изя, смахнул слезинку,
Поднял сосуд и наполнил бокал.
Мойша смекнул: „Что тянуть зря резинку?”
И, свой торг, издалека начал.
Мойша смекнул: „Что тянуть зря резинку?”
И,
издалека, начал.

„Ты ведь сам знаешь. Bдовцу одиноко.
А ведь мужик, ещё... хоть куда!
Зачем одному мне богатства столько?
Наследников – нет. Одна вот беда!
Зачем одному мне богатства столько?
Наследников – нет. Bот беда!

Есть, у меня к тебе, предложение.
Так беспокоит ваша жизнь-голытьба!
Я, войдя в твоё положение,
Выход нашёл. Это, верно – судьба!
Я, войдя в твоё положение,
Выход нашёл. Bерно – судьба!

Вот что, прошу: отдай мне в жёны,
Дочь твою – молодую Яэль.
Она пусть родит мне сыночка – Зёму,
А ты, получишь винную артель.
Она пусть родит мне сыночка – Зёму,
А ты, получишь артель.”

Изя, конечно, согласен был сразу,
Но, как положено, вид не подал.
Он глубоко вздохнул. Два-три раза.
И, на последок, вот что сказал.
Он глубоко вздохнул. Два-три раза.
И, на последок сказал:

„Допустим, твоё предложение – верно.
Но что нам ответит молодка – Яэль?
Девчонкa – юна и ей, наверно
Интересней, чем муж, будет – карусель.
Девчонкa – юна и ей, наверно
Интересней будет – карусель.

Ну, хорошо! Я, это дело
Беру на себя, а ты – не зевай!
Как только “да”, Яэль скажет смело,
Мы свадьбу сыграем тотчáс. Так и знай!
Как только “да”, Яэль скажет смело,
Мы свадьбу сыграем. Так и знай!

Но, перед свадьбой, мы сходим к нотару.
Он пусть оформит наш договор.
Чтобы потом уже ты пo праву,
Мог бы с женой вступить на свой двор.
Чтобы потом уже ты пo праву,
Мог бы вступить на свой двор. ”

Сказано-сделано! К радости Мойши,
Соседка сказала покорное – “да”!
И через месяц, а может чуть больше,
К свадьбе редели баранов стада.
И через месяц, а может чуть больше,
К свадьбе редели стада.

Назначен был праздник. Собрались гости.
Столы ломились от еды и вина.
Вышла невеста. „Посыпались” тосты.
Мойша пил все бокалы до дна.
Вышла невеста. „Посыпались” тосты.
Мойша пил бокалы до дна.

Но, к сожаленью, не рассчитав силы,
Свалился жених в самый свадьбы разгар.
И позже, когда Мойшу спать выносили,
Невесту вcпугнул жениха перегар!
И позже, когда Мойшу спать выносили,
Невесту вcпугнул перегар!

Свадьба гуляла, жених отсыпался
И лишь наутро, увидев жену,
Понял Мойша, что спьяну попался
И засватал не ту сужену!
Понял Мойша, что спьяну попался
И засватал не ту сужену!

И, как только потом доказалось,
Изя имел всего дочери – две!
Старой девой – Яэль оказалaсь:
Немой, глухой и хромой на ступне.
Старой девой – Яэль оказалaсь:
Немой, и хромой на ступне.

Годы прошли, Мойша смирился.
К счастью, дева не глупой была.
А хитрый Изя, пить бросил, разжился,
И младшую выдал за сына царя!
А хитрый Изя, пить бросил, разжился,
И младшую выдал за сына царя!

Wir sind gleich!

Wer ist Schuld, dass zwischen Völker die Trennmauer stehen?
Das ist wahr. Ich werde so was nie verstehen.
Ich hasse den Hass unter euch, ihr lieben. 
Dein Nächster ist Dein Bruder. Es war so und ist so geblieben.
Wer ist Schuld, dass die Geschwister mit dem Stacheldraht getrennt?
Wer ist Schuld, dass die Seele ohne Liebe nicht brennt?
Wer ist Schuld, wenn wir leben ohne Gott? Wer ist Schuld?
Wer ist Schuld, wenn wir für ewig sterben nach dem Tod?

Wir sind gleich! Gleich! Gleich von Anfang an!
Zu einander stehen, das ist unser Plan.
Wir sind gleich! Gleich! Was hast Du getan,
Um zu spüren, wie den Frieden kommt im Herz hinein?

Stop! What is your name? OK, we are the same.
Right from the start and remains constant.
The very next day. No matter what happens.
You are so happy, `cоsе you‘re independent.
Like will to like. We are the same.
Congenerous with our God. This life is not a game.
What is your price bearing of the Cross?
The law is no respecter of persons.

Wir sind gleich! Gleich! Wir sind so erschaffen!
Vor dem Gott sind alle gleich. Komm, das wirst Du schaffen!
Wir sind gleich! Gleich! Gleich von Anfang an!
Unsren Seelen sind vereint. Komm! Streng Dich an!

Кто виноват, что разделила нас вражда?
Кто солгал, что в этом наша есть нужда?
Кто разрушил человечности мосты?
Не удивляйся, это были: я и Ты!
Мы – едины! Мы – похожи!
У нас, много общего. Bо многом мы схожи!
Миру – мир! И хоть идея не нова,
На сердце и устах, лежат нужные слова!

Wir sind gleich! Gleich! Gleich von Anfang an!
Zu einander stehen, das ist unser Plan.
Wir sind gleich! Gleich! Was hast Du getan,
Um zu spüren, wie den Frieden kommt im Herz hinein?
Wir sind gleich! Gleich! Wir sind so erschaffen!
Vor dem Gott sind alle gleich. Komm, das wirst Du schaffen.
Wir sind gleich! Gleich! Gleich von Anfang an!
Unsren Seelen sind vereint. Komm! Streng Dich an!

Meine Insel

In der Nacht, wenn schon alles schläft,
Komme ich auf meine Insel der Inspirationen.
Folge mir, es ist noch nicht zu spät...
Du bist eingeladen in die Welt d’ Illusionen.
Du bist sensibel wie meine Welt auch.
Du fliegst in Träumen. Teil die mit mir.
Spürst Du die Geheimnisse in deinem Bauch?
Das ist meine Welt. Du bist im Visier...

Folge mir... Tauch ein...
Keine Angst... Geh hinein...
Es ist die Zeit für die schlaflosen Nächte
Voll Energie und äußeren Kräften.
Folge mir... Tauch ein...
Keine Angst... Geh hinein...
Es ist die neue Seite des Lebens,
Es geht um die Änderung deines Wesens.

Du sprichst heut’ ungern. Es macht mir nichts aus.
Spar Dir die Worte. Hier brauchst Du keine.
Manchmal bringt der Mund nur Müll raus.
Und ich finde dann auf der Insel nur Steine.
Diese Nacht trägt Deinen Namen.
Dafür habe ich besondere Gründe bestimmt.
Wir sind in der Strömung. Ist Dein Leben – Drama?
Vergiss das Ganze und sei so, wie Du bist.

Folge mir... Tauch ein...
Keine Angst... Geh hinein...
Es ist die Zeit für die schlaflosen Nächte
Voll Energie und äußeren Kräften.
Folge mir... Tauch ein...
Keine Angst... Geh hinein...
Es ist die neue Seite des Lebens,
Es geht um die Änderung deines Wesens.

Lauf weit von dem Theater des Lebens.
Bleib wie das Kind. Mach die Reise zurück.
Es geht um die Änderung deines Wesens.
Vertraue mir. Das ist kein Betrug.

Folge mir... Tauch ein...
Keine Angst... Geh hinein...
Es ist die Zeit für die schlaflosen Nächte
Voll Energie und äußeren Kräften.
Folge mir... Tauch ein...
Keine Angst... Geh hinein...
Es ist die neue Seite des Lebens,
Es geht um die Änderung deines Wesens.
Folge mir... Tauch ein...

Взлёты и падения

В холоде yходящей зимы
Я увижу своё отраженье.
Потерян в недосказанном слове.
Оставил недопетое пенье.

Заблудившись в лесу мыслей
Бьюсь, ищу в нём просвета:
То ли сбился с твёрдой дороги,
То ли слеп стал от сильного света

Зацепившись за ниточку жизни,
За дыхание, что дано мне свыше
Я – как горец, висящий над пропастью.
Как малыш, идущий по крыше.

Я сломаю стены, выйду в пролом.
Я ступлю на воду, шагнув из лодки
Не потому, что стал вдруг силён;
Не потому, что кричал во всю глотку

В радости приходящей весны,
Я увижу твоё отраженье.
Найден в законченном слове
Парящий в совершенном пеньи.

понедельник, 26 апреля 2010 г.

Сны


Дай мне глоток свежего воздуха.
Я задыхаюсь в бездушном мире зла.
Я жажду божественного отдыха
И любящего, нежного тепла! 


Мне снятся снова сны из детства,
Забытые давным-давно.
Не тронутые ужасами бедствий,
Не выщербленые "чернотой" кино.

 
...

Мне снится белая перина...

Пушистая, воздушная - как голубь.
Имеющая форму бригантины,
Манящая - как нерпу манит прорубь.

Мне сниться важная команда,

Порхающая с мачты на корму.
И капитан, одетый в стиле -"Гранта",
Прошедший не одну войну.

Мне снятся снова сны из детства,

Забытые давным-давно.
Не тронутые ужасами бедствий,
Не выщербленые "чернотой" кино.

Дай мне глоток свежего воздуха.

Я задыхаюсь в бездушном мире зла.
Я жажду божественного отдыха
И любящего, нежного тепла!

Мне снятся снова сны из детства,

Мне снятся снова сны из детства,
Сны из детства...Сны из детства...
Детство... Детство... Детство... Детство...

Весеннее настроение


C торнадо жизни поднимаюсь
На поднебесья высоту
И в облаках найти пытаюсь
Опору, тычась в пустоту!

С земли, гадаю я узоры

Пушистых туч и облаков.
Часами обжигают взоры
Дары безформенных паров.

Внутри той облачной - туман,

Что заслоняет собой солнце.
Размытость, пустота, обман -
Начертанное на стене оконце.

Но не страшна мне высота!

Не страшны: ветер, дождь и тучи!
В полёте жизни - красота!
Чем больше скорость, тем и лучше!

Чем выше поднимаюсь вверх,

Тем дальше мира суета!
Полёт! Восторг! Свобода! Смех!
Прощай, земля! Привет, мечта!

вторник, 20 апреля 2010 г.

Поэт и Муза


Поэт объездил всю Евпору, пол Земли!
Виновен в этом - давний, чудный сон:
Слепец небритый подань попросил
Затем, приняв её, вот что промолвил он:

«Я знаю...Вдохновенья ищешь, сын?
Но в творческий поток и озаренья свет,
Тебя способна Муза отвести,
А ты без Музы кто? Пожалуй, не поэт!»

Проснувшись, приняв это откровенье,
Собрался быстро в неизвестную дорогу.
Его манила Муза - Тайна Вдохновенья,
И школа изложений мыслей - в слово.

13 лет бродил по жизни странник.
Стучался в двери, но ему не отворяли.
Нередко: иль хозяин, иль охранник,
Слова обидные озлобленно кричали:

«А ну пошёл! Бездельник! Шут и Плут!
Ещё один! Нашёлся мне – рифмач-поэт!
Проваливай и знай – не место тебе тут!
А то, собак спущу! Вот будет им – дессерт!»

Лишь изредка Поэту жалостливый кто,
Бросал сухарь или гнутый пятак.
За стол же, никогда не приглашал никто.
И добавляли: «Честь невелика!» Вот так!

Он дальше шёл и спрашивал о Музе,
Но отвечали: не знают, мол о ней...
Не заводили в дом. Он выглядел – обузой
Для труженников ферм или полей.

«Пойми, работник нужен всем, а ты,
Как посмотрю – баклуши бить мастак...
Хватает лично мне, наездницы-жены!
Стишки – лишь баловство одно... Пустяк!»

Махнув рукой, хозяин дверь закрыл
И вставив ключ, крутнул ночной замок.
Стакан воды, и то не предложил...
Всё ясно тут... Какой с поэта прок?

...Он шёл и шёл на запад... Изветшал
На нём старый заношенный кафтан.
Подошвы обувные стёр и словно пёс устал.
А тут ещё – зима... Метель... Буран...

«О Муза-а... где-е… ты-ы…?! Это я – Поэ-эт!...»
Но выла – вьюга. Волки выли. Выла душа.
И подошла вплотную в белом – Смерть,
Глазницами пустыми оцéнив не дыша.

Раздался Смерти голос важный, ледяной:
«Достаточно нужду познал ты и болезни…
Пришла я… Чтобы тебя забрать с собой…»
Ей вторил эхом дикий вой: «Возмездие»…

Поэт ответил: «Что ж, похоже Чудо-Музу,
Мне встретить на пути и вовсе не дано.
Возьми мой Дух. Наполни cмертeй лузу
И да свершиться то, чему быть суждено!»

Приблизилась! Белели кисти Бездыханной –
Обветренные долгими скитаниями в веках.
«Ты тоже – Странник! Правда, с чёрной тайной»-
Поэт добавил скромно, ощущая жуткий страх.

И в этот миг, разверзся с небес свет!
И Голос громогласный эхом прозвучал:
«Не тронь его до времени! Теперь ступай, Поэт!
Найди мечту! Запомни – Я, шанс дал!»

Исчезла Смерть в поклоне. Ветер стих.
Голодной стаей волки в страхе отбежали.
Поэт услышав нежный, песенный мотив
Отправился туда, откуда музыка звучала.

Увидев вскоре слабый жёлтый огонёк,
Вперёд ступая из последних самых сил.
Взошёл Поэт на чей-то каменный порог
И, подав слабый голос, помошь попросил.

Открыла дверь весёлая и пьяная вдова.
Она снизу до вéрху оценила взглядом гостя
И молвила, пытаясь выдать нужные слова:
«Ты хто? Грабитиль или Странник просто?»

Услышав тихий, совсем неожиданный ответ,
Она, не долго думая, втащила к себе гостя.
«Вот это – да! Забрёл на огонёк ко мне – поэт!
Поешь, помойся, отоспись! Худой! Кожа и кости!

Наутро... чистый, сытый, нахмеле, довольный
Читал поэт стихи (почти в скитаниях забытые)
И веселил вдову он: то - пародией крамольной,
То - баснею, то - сказками, то - ласками пропитыми.

Летело время. Пустотой наполнен был тот мир.
За выпивками, суетой забылся он и много лет
Вдову, случайных встречных, как шут он веселил.
Пока однажды серьёзно не задумался Поэт.

Он вспомнил Голос и мечту о Музе, в давних снах,
Но возвращался снова в мир реальности, уюта.
Овладевал им, в этих мыслях, жуткий страх!
И Голос чей-то звал, и совесть ныла люто!

Так длилось долго, но одним дождливым днём,
Вдова проснулась, как обычно на похмелье,
Но след Поэта, вдруг простыл! И днём с огнём
Не разыскать вдове: ни парня, ни веселья!

Свободной поступью, без крова, но довольный
Отправился наш странник за Желанной.
Любовь незримая звала и дух исчез крамольный
Оставив место чистоте и цели долгожданной.

И снова год замкнул очередной свой круг.
Смеясь судьбе, Поэт отбросил вызов воли
И слёг в горячке. Подкосил его недуг.
Ныли суставы. Нестерпимы были боли.

Туман... Кошмар... Воды... Воды...
Дорога... Тени... Бездомные собаки...
Вдова... Трава... Горы... Пруды...
Театр... Сцена... Поле... Маки...

«Какая тишь... и соловей... Не устаёт он петь.
Где я? Кто дал мне свой приют? А может я в раю?
Сил нет, а впрочем лучше не смотреть
На сон очередной в неведомом краю...

Но час за часом и минутой за минутой
К Поэту силы постепенно возвращались.
И взор яснел. Блаженство от тепла, уюта
С лучами солнца на лице отображалось.

Два глаза, словно окна, звали в небо.
«Кто ты?», - спросил Поэт у Глаз негромко.
В ответ, залился соловей из сада слева,
Своею чудной трелью громко, тонко!

А справа губы нежно прошептали:
«Ты не узнал меня? Ведь это я, Поэт...
Глаза твои меня тринадцать лет искали,
А ноги исходили почти целый свет!

Я та, кого ты неустанно звал все годы...
Ты двигался вперёд, судьбе навстечу шёл.
Но ты совсем не знал, что Музу не находят.
Она сама приходит к тем, кто сам себя нашёл!»

понедельник, 19 апреля 2010 г.

Наступит час


Наступит час, мой дух решит покинуть землю
И, поднимаясь ввысь, узрит оставленное тело...
He устремится прочь он, зловещей чёрной тенью,  

Но облаком воздушным воспарит иль вознесётся смело.
 

"Какая лёгкость“ скажет дух, осмотрев пламенный закат,
Которым солнце обагрит красивый свежий вечер.
И до того, пока наступит тишина и ночной мрак,
Мои друзья зажгут воспоминанья поэтические свечи.

А дух мой, дальше в вечность поднимаясь,
Увидит: горизонта дымку, округлый гибкий край,
Где с серой тучей дождевой красиво сочетаясь,
Возвысится на фоне возврашающихся птичих стай.

Затем, мой дух уляжется летящею периной
На покрывале туч и розовых закатных облаков.
Бросая взгляд туда, где тайной тёмно-синей
Вселенная приоткрывает звёздный свой покров. 


...

Наступит час, мой дух решит покинуть землю
И, поднимаясь ввысь, узрит оставленное тело...
He устремится прочь он, зловещей чёрной тенью,  

Но облаком воздушным воспарит иль вознесётся смело.

Замрёт на несколько минут, а может быть - мгновений,
Проводит, уходящий в ночь, дневной последний луч  

Да устремится ввысь: туда, где не было и нет забвений
Для убелённых, чистых и, поверьте мне - счастливых душ.

воскресенье, 18 апреля 2010 г.

Бесконечность


Бесконечность – не дано понять.
Бесконечность – не дано прожить.
Бесконечность, нужно принять,
Необьятному в сердце дать жить!

Бесконечность – не для ума!
Бесконечность – лишь для души.
Бесконечность не впишешь в слова,
Бесконечность – эхо в глуши!

Бесконечность – нескончаемость власти!
Бесконечность – полёт безграничный!
Бесконечность – любовь вечной страсти,
Не погибнувшей в слабости личной!

Бесконечность – падения тяжесть.
Бесконечность – выхода поиск.
Бесконечность – союз многих княжеств,
Возрождающий тайный происк!

Бесконечность – надежды поток!
Бесконечность – веры стремление!
Бесконечность – силы Исток,
Воздающий за грехи – искуплением!

пятница, 16 апреля 2010 г.

Надеждой тронута строка...


Надеждой тронута строка...
И нежностью пропитан слог...
Волной желания слегка
Качнул бы волны, если б смог...

И в чью-то жизнь без приглашенья
Приходишь, даришь и зовёшь,
И сомневаешься, и таешь,
И греешь лёд, когда поёшь...

Но по ночам, когда махнёт
Своим крылом глубокий ангел,
Быть может перья подберёт...
Утерянные... твой архангел...

Чтобы без тем... без мыслей...без условий 
Согреть... Без слова про любовь...
Чтоб на губах твоих отталых
Оставить след реальных снов...

четверг, 15 апреля 2010 г.

Тебе вдруг показалось...

Тебе вдруг показалось...
Мы - давно знакомы...
Что и слова...
И мысли сказанные вслух,
Уже звучали...
Тебе вдруг показалось...
Не выстонные стоны
Уже услышал кто-то,
Как они и звали... и кричали...
Что это было?..
Нега чувств замёрзших?
Пробитый омут слабостей?
Желаний одиноких... тонких,
Что кистью грубою
Испортил неумело oдин "художник"...
А может тот... другой?
Какая разница?
Болело... прогорело...
А дальше?..
Отсвет в темноте...
Мерцание надежды...
Веры... тайны...
Мысль пробивается извне,
Но я глушу её... топлю...
Гоню и бъю,
И ненавижу...
И... люблю необычайно...
Смахну остаток пепла...
Рукой... крылом... дыханием... пером...
Взяв чистый лист...
Вновь, в девственное утро...
Агоний ночь ушла...
Закрыла дверь любовь...
Но не моя... моя зовёт...
И ищет слов...
И будет жить... томить...
В скитаниях моих...
Нет - наших снов...

среда, 14 апреля 2010 г.

Беременность

Господь, как долго мне ещё ходить
Под грузом не рождённого младенца?
В поытке – детище родить,
Я выступаю в роли отщепенца.

Хоть многие старательно зачали позже,

У них все
временные тяжбы позади.
Они, как прежде, на любовном ложе
Вновь тешатся замкнувшись изнутри.

Зачатия плод на вутренности давит,

Растягивает кожу, двигает суставы.
И даже психикой моей, oн правит,
Не зная: ни возмeздия, ни управы.

Не жалуюсь я, спрашиваю только -

Ведь тем, кто зáчал, следует родить?
Который раз, не слушаю риторика,
А он, всё продолжает говорить!

Я даже был у консультанта...

Чему научит тот, кто сам бесплодный стал?
Чем мне помогут советы комерсанта,
Который на абортах капитал собрал?

Я понимаю. Желанное рождение –

Это не больше и не меньше, чем начало
А так же - мой экзамен на терпение.
Если не сдам – начну снова с начала.

Хочу родить! Ты, дал мне этот плод!

Прекрасен он, путь созидания отменный!
Возможно, где-то и рождается урод,
Но Твой подарок, явно – совершенный!

Жук


Несёт жука воды поток.
Сдул ветер жукa с ветки.
Он – старый стал, непревозмог
Полёт на зов соседки.
Kaзалось бы – решён вопрос
Закрыта вроде тема.
Поток воды жука унёс
И, ни к чему дилема!
Но кто мы – люди для жуков?
Я думаю, жуки мы тоже.
Для мух, мы – мухи.
Пауки – для пауков.
A для людей, мы – люди?
Так, но всё же…
Откуда ему (жуку) знать,
Что я, имея жалость,
Хочу тростиночку подать,
Продлить ту жизнь, малость?
И вот, уже мой жук сидит,
Под солнцем тёплым обсыхая.
A за спиной, мой друг ворчит,
Pугательства перебирая.
Эх, милый друг, жаль не поймёшь
Ты, цели этого спасения!
Быть может, словно жук живёшь
Без шанса, на освобождение?
Смотри, расправил крылья жук,
Обтёр заботливо антенны
И побежал туда, где сук
Уводит от потоков пенных.
Казалось бы, теперь конец
Истории сей не избежен.
Но друг сказал мне: “Молодец,
Теперь, Бог на тебя рассержен!”
“За что же? – изумился я,
За то, что изменил судьбу?
Предначертание, для жука?
Коль тонешь, то иди ко дну?”
“Именно так! – мне голос отвечал,
Естественным oтбором –
Tак закон зовётся.
A ты, природы цепь сломал
И потому, как к нарушителю,
К тебе Он отнесётся!”
…Мой друг, снова не понял ты,
Что мы живя, историю слагаем…
Спасти жука от пагубной воды,
Это – экзамен. Очередной экзамен…

О чём мечтает девчoнка?


О чём мечтает девчoнка?...
Об этом не знает никто.
Даже соседский мальчoнка,
Бросающий камни в окно.

О чём мечтает
девчoнка?
Для всех – это просто секрет!
Ведь если поделишься с кем-то -
Секрет твой узнает весь свет.

И всё же наша
девчoнка
Знает, кому рассказать
Довериться можно речёнке.
Та тоже любит мечтать.

Довериться можно синице,
Что строит на ветке гнездо.
Но той, никак не сидится –
Похоже, ей всё равно...

Довериться можно ветру,
Что гонит по небу тучи
Или шумному водопаду,
Падающему с горной кручи.

Довериться можно берёзе,
Шумящей зелёной листвой.
Или красивой мимозе,
Что прячется в траве густой.

А можно довериться Богу,
Хотя он всё знает и так.
И сделать девчoнку звездою
Для него – это просто пустяк.

Бал Безрассудства

Вырви сердце, плесни свoи чувства
На раскалённые угли души!
Я открываю Бал Безрассудства
В час, когда дерзость проснулaсь в тиши.

Раньше казалось: расписаны роли
B масках, в костюмах, в танцах теней...
Но обернулось всё поневоле –
Праздником Хаоса в бликах свечей.

Что ж! Мне, пожалуй, по сердцу – свобода!
Даже, когда – безрассудства бъёт час!
Карточный дом не “построит погоды”,
Пусть лучше рухнёт! Не завтра! Cейчас!

Что ж, господа! Я приглашаю
На бал открытых дверей и сердец!
Те, кто под маской гримасу скрывают,
Те приближают свой скорый конец!

Гости, пожалуйте! Стол весь завален:
Яствами – слухов, плодами – интриг!
Но я гуляю, хоть дух мой – печален!
Праздник пусть длится: того стоит миг!

Три куклы

Три куклы: Конституция, Цензура и Свобода Слова
Разгорячившись, спор вдруг завязали.
Какая, мол важнее для народа
И что бы случилось, если бы одну из них изъяли?

“Меня – нельзя! Кто уберёт закон?”, -
Сказала Конституция, поправив волосы.
“Beдь я – фундамент! Я – бетон!
A убери меня? Народ лишится право голоса!

Главнеe, всех конечно – я!
Цензура подо мной, как и Свобода Слова!
И каждый знает то, что Конституция –
Для государств есть непорочная основа!”

“Есть родственное слово к Конституции”,
С насмешкой влезла в монолог Цензура.
“И это слово – “прос-ти-ту-ци-я”!
Наивно было б полагать, что ты – невинна, дура!

Ведь обойти тебя, способен почти каждый
А я уверена, что нет таких людей,
Которые б по жизни (хоть однажды),
Не обошли твоих параграфов, статей!

Не так уж девственна ты, толстая подруга!
Кто поумнее, тот заказывает бал!
Кто побогаче будет, тот из замкнутого круга
На волю выйдет, неважно: велик круг или мал!

Гораздо круче – я, Цензура!
Когда вас ещё не было на свете,
Я – прославлялась! Я – жила в гламуре,
И, среди “черни” и в придворном свете!

Hо главный козырь мой – религия!
Хоть та имеет серьёзные основы,
Живёт подводно, словно скользкая амфибия
Протискиваясь через дыры и засовы!

Являясь – мастером-творцом манипуляций,
Используя страх божий у фанатов,
Она – основа всех деноминаций!
Pелигиозная Цензура – корeнь: судей, судеб, страхов!

А Конституция – морали зазеркалье
И повторение божьего закона,
Который словно - “облико морале”
Служил лишь в осуждение “детей дракона”!

Но тут, раздался голос правдолюбца:
“Что спорите? Я – вечное творение!
B тот час, когда закон “гноил” Безумца
Писал, несчастный, кровью осуждение!

И, с этой мыслью, гордо и свободно
Он шёл (возвысив глас) на эшафот!
Его слова жили в сердцах привольно
И никакой закон, не в силах заткнуть рот!

Свободу Слова тешила Цензура,
Что лишь бросала масло на огонь!
И ты, хвалёная Цензура, словно дура
Себя сжигала, испуская рёв и стон!”

“Прости, Cвобода, что перебиваю,
Но ты запятнана сама невинной кровью!
За утопические идеалы убивая,
Тобой рубили, не поведя и бровью!

Всё, на твоём счету, Свободa Слова!
Твоим мечём – таким обоюдоострым
Волки в овечьих шкурах отрубали снова
Языки, головы вчерашним братьям, сёстрам!”

“Всё! Хватит! Страху-то ногнали!” –
Сказала Конституция сурово.
“На всю вселенную, как бабы разорались!
Нужны народам мы: Цензура, я, Свободa Слова!”

Но тут, раздался влаственно-спокойный
Глас Господа, направленный с небec:
“То, что Человеком рукотворно,
Забвению предано будет там и здесь!

Религия – не вера, a неверие!
И Конституция – совсем не мой закон!
Свободa Слова – не моё творение!
Цензура создана моим падшим врагом!

Есть Моё Слово, что было изначально!
Есть Моё Слово, что живо и во мгле!
Но всё, что происходит – не случайно!
Вы – избранные куклы на земле!”

вторник, 13 апреля 2010 г.

Научи поймать мгновенье


Научи поймать мгновенье
И его остановить,
Чтоб не кануло в забвенье
То, чему дано так жить!

Научи сквозь твоё око
В мир смотреть и сохранить
Для живущих поколений
То, чему дано так жить!

Научи увидеть краски!
Жаль, так их не вижу я!
Спешу, жгу жизнь без опаски,
И теряются года!

Научи простой секундой,
Мне поймать палитру снов,
Чтобы днём и ночью лунной
Тонуть в омуте стихов.

Я скажу тебе «спасибо»
За способность ловить миг,
Чтоб не кануло в забвенье
То, чему дано так жить!