вторник, 22 июня 2010 г.

Вспомни!

Вспомни, как ты в первый раз пришла
На ту встречу, влекомая тайной!
Вспомни, как тебе была смешна
Старушка, с картой гадальной!
Вспомни, как ты листала страницы
Книги чёрной, но с белым шрифтом!
Вспомни, какими бездушными были лица,
Стоящие перед решётчатым лифтом!
Вспомни кумира - Гэрри Поттера!
Eго манящую, тайную сказку!
Вспомни, как в зале оперы
Ты закричала, испугавшись огласки!
Вспомни, с каким восторгом
Ты смотрела на первые трюки!
Вспомни, как считаясь с "долгом"
Лишила жизни соседскую суку!
Вспомни, как измазала кровью:
Лицо, грудь, трясущиеся руки!
Вспомни, когда скрючена болью,
Ты кричала от душевной муки!
Bспомни гордые коментарии
На "липучие" вопросы прессы!
Вспомни тяжкие последствия,
После проведения «чёрной мессы»!
Вспомни: страх, шёпот, насилие,
Безвыходность! У виска - "пестик"!
Скажи «Прости!», увидев своё бессилие!
Прочти молитву и прижми к груди крестик...

Старинный альбом

Листы старинного семейного альбома,
Приподнятые старческой, морщинистой рукой,
Запахнут временем, которое из комы
Вдруг память выведет на свет, невидимой волной.

Теплом душевным растопит сердце тело,
Улыбка едва тронет края бледных губ,
Накрутят ручку потифона пальцы неумело
И запоёт Утёсов на фоне медных труб.

Aльбомный лист дыхнёт секундною прохладой,
Которая так ценна в душный вечер.
И эхо юности со смехом, с запахом помады
Устало донесёт попутный лёгкий ветер.

Пружины потифона скрипнут от натуги,
Когда перевернётся альбома первый лист.
Из детства выглянут весёлые подруги,
Мать – медсестра, отец священник – органист.

Беспечно детство было, до тридцать второго.
На первомай арестовали вдруг отца,
А через месяц, объявив врагом народа,
Он был расстрелян, по указке подлеца.

Тут пальцы вытащат давнишний чёрный волос,
Приклеившийся много лет назад
И первой любви – юношеский голос
В воспоминаньи зазвучит на весь вишнёвый сад.

А вот и похоронка... В мае, в сорок пятом,
Её почтовым ветром с победой принесло.
Но до сих пор, тяжёлую утрату
Сугробом времени, так и не занесло...

Откинувшись главой на спинку кресла,
Закроятся спокойные усталые глаза,
Расслабятся натруженные чресла
И затаится горькая, последняя слеза

Раздастся выдох (едва слышно) облегчённый...
Сквозняк протянет через щели свист
И Дух, с судьбою Свыше предрешённой,
Откроет тайный - вечной жизни лист.

Почему?


Почему одни похожи на собак -
Лижущие пятки от мелочных благ?!

Почему другие похожи на ослов?
Знают, где Истина, но лезут в ров!

Почему одни похожи на медведей?
Сидят в берлогах и „обсасывают“ соседей!

Почему другие похожи на сов?
Не хотят пробудиться от бесплодных снов!

Почему одни похожи на котов?
Сладко мяукают от глупых слов!

Почему другие похожи на гиен?
Ничего не сделал, но всё-таки съем!

Почему одни похожи на орлов?
Не знаешь куда деться от таких воров!

Почему другие похожи на львов?
Рявкнул слово и... ответ готов!

Почему одни похожи на волков?
Нападают стаей, во всех видят врагов!

Почему другие похожи на зайцев?
Услышат шорох и... сверкают пятки!

Почему одни похожи на змей?
Чем больше яда, тем становятся злей!

Почему другие похожи на червей?
В навозе копошатся: чем вонючей, тем родней!

Почему одни похожи на птенцов?
Порхают в детстве современники отцов!

Почему другие похожи на свиней?
В грязи по-колено...Чем черней, тем светлей!

Почему одни похожи на кротов?
На ощуп лезут, слепы от миражей!

Почему другие похожи на курей?
Снёс яйцо и,.. на сторону скорей!

Почему одни похожи на глистов?
Паразиты они - смысл их жизни таков!

Почему другие похожи на жирафов?
С куриным мозгом, зато ходят, как графы!

Почему одни похожи на гусей?
Всегда сухие, сколько воды ни лей!

Почему другие похожи на сорок?
Соберутся трещать: какой от этого прок!?

Почему одни похожи на блох?
Крови попил, и мир не так уж плох!

Почему другие похожи на ящерков?
Хвост оставил, а сам и был таков!

Почему одни похожи на вшей?
Лишь бы гнид нацепить на хороших людей!

Почему другие похожи на клещей?
Залезут под кожу - попробуй, прибей!

Почему об этом написал я?
Потому, что был ослом и вдруг увидел себя!

Слава Богу, что я понял при том:
Человеком быть лучше, чем каким-то скотом!

Без слова про любовь...

Надеждой тронута строка...
И нежностью пропитан слог...
Волной желания слегка
Качнул бы волны, если б смог...
Ты, в чью-то жизнь без приглашенья
Приходишь, даришь и зовёшь,
И сомневаешься, и таешь,
и греешь лёд, когда поёшь...
Но по ночам, когда махнёт
Своим крылом глубокий ангел,
Быть может перья подберёт...
Утерянные... твой архангел...
Чтобы без тем...
Без мыслей...
Без условий согреть...
Без слова про любовь...
Чтоб на губах твоих отталых
Оставить след реальных снов...

среда, 9 июня 2010 г.

Мы – свечи!




Волной воспоминаний колыхнувшись,
Свеча не пожалеет ни о чем...
Ни о ночах пылающих, минувших,
Ни о мечтах, не сбывшихся ни в чём...

Лишь выдаст – жар и, вниз скользящий
Скупой поток прозрачных слез,
Чтобы наутро, след оставши,
Застыть наростом тайных грез.

Фитиль надрезав неумело,
Сократит жизнь чья-то рука.
А вечером, огонь несмело
Зажжет свечу, вспыхнув слегка.

И так, минута за минутой
Раздаривая другим свет
Свеча, мерцая в жизнь кому-то,
Спасет от многих горьких бед.

И пусть не каплями за каплей,
Но талых верениц поток
Будет активней и бестактней:
Есть в этом – провидения толк.

В момент свечения родится
Быть может вечная строка,
Или нахлынет, чтоб разлиться
Чудесной музыки река.

А может при свече кто шепчет
Молясь Заступнику в тиши,
И сердце близкому излечит
Молитвой в небо, от души.

Свершиться многому возможно.
На то, Он - Свет и есть.
Свечей гореть неосторожно
Согласен я, мне даже – честь.

Лишь бы родился кто-то свыше,
Лишь бы не спрятать этот свет
Ни под сосуд и, ни под нишу,
Где - пыль, где – смерть, где правды – нет.

И перед тем, чтобы погаснуть,
Фитиль продолжит жизни круг
И шестисвечием прекрасным
Зажжет свечение вокруг!

Дыханием свыше нисходящим,
Померкнет пламя на лету,
Растаяв дымкой восходящей
У других свечей на виду.

А кто не скрыл свое свечение,
Поймут всю сущность бытия,
Вникая в тайну откровений,
Поднявшись из небытия.

Чтобы светить, чтобы исполнить!
Чтоб дать: родиться, пылать, жить!
И чтобы Истиной наполнить
Годов натянутую нить!

И чтоб не зря топить (пылая),
Под фитилем упругий воск!
И чтобы тьму на свет меняя,
Вернуть: мир, праведность, чистоту, лоск.

Мы – свечи! Это – так прекрасно!
Поймите, люди, наконец!
Дано светить нам не напрасно!
Наш свет исходит из сердец!

...

Мы, свечи - любим и пылая
Частенько гасим свой фитиль.
Потухнув тая, и страдая,
И обрекаясь на утиль.

Но Тот, кто – Свет, зажжет нас снова,
Включит на яркость новый шанс,
Поставит на Свою основу,
Возьмет на невидимый балланс.

И, собирая по крупицам,
В потоках: дней, недель и лет
Нам силу даст переродиться
В единый, мощный, вечный свет!

суббота, 8 мая 2010 г.

Басня о двух евреях

Жили два деда, еврея-соседа.
Изя – бедняк и Мойша – богач.
Мойша был просто торгаш-непоседа.
Изя – добряк, но всё же – алкаш.
Мойша был просто торгаш-непоседа.
Изя – добряк, но – алкаш.

И вот однажды, прохладным утром,
Когда над Хевроном забрезжил рассвет,
Мойша вышел, любуясь хутором
И вдруг услышал, как плачет сосед.
Мойша вышел, любуясь хутором.
Слышит – плачет сосед.

Старый Изя, так громко молился,
Что плач доносился в город Хорим.
И, чтоб его не услышать, родиться
Надо было бы Мойше глухим.
И, чтоб его не услышать, родиться
Надо бы было глухим.

„О, Адонай, - сокрушался старик,
Годы прошли. Капитал – невелик.
Старый я стал. Помру – точно, скоро”.
Изя взвыл и, как пёс, поник.
„Старый я стал. Помру – точно, скоро”.
Изя взвыл и поник.

„Что же мне делать?” – Старик вопил снова
Куда мне устроить дочку – Яэль?
Её красота, достойна любого
Из всех, мне известных на свете, царей.
Её красота, достойна любого
Из всех, мне известных, царей.

Глаза её, словно глаза оленя!
И брови – вразлёт, словно крылья у птицы.
Стройные ноги – наше колено,
Волосы - блеск, словно спинка куницы!
Стройные ноги – наше колено,
Волосы -
спинка куницы!

Тут, у Мойши (он слушал за стенкой)
Проснулось то, что заснуло давно.
И возжелал, завладеть он девчонкой!
Какой ценой? Всё равно!
И возжелал, завладеть он девчонкой!
Какой ценой? Всё равно!

В тот же день, накупил он подарков,
Как подобает, к соседу пошёл.
Сели два деда за винной чаркой
И о Яэль разговор их зашёл.
Сели два деда за винной чаркой
И о Яэль разговор зашёл.

Речь начал Изя, с заботой о дочке,
И слово в слово всё пересказал.
Добавил ещё, что для дочки сорочку
Новую давно не покупал.
Добавил ещё, что для дочки сорочку
Давно не покупал.

„Яэль, хороша своим поведением.
Хозяйка – отличная: вяжет и шьёт.
Но из-за такого... происхождения,
Замуж её, никто не берёт.
Но из-за такого происхождения,
Замуж, никто не берёт.”

Тут, бедный Изя, смахнул слезинку,
Поднял сосуд и наполнил бокал.
Мойша смекнул: „Что тянуть зря резинку?”
И, свой торг, издалека начал.
Мойша смекнул: „Что тянуть зря резинку?”
И,
издалека, начал.

„Ты ведь сам знаешь. Bдовцу одиноко.
А ведь мужик, ещё... хоть куда!
Зачем одному мне богатства столько?
Наследников – нет. Одна вот беда!
Зачем одному мне богатства столько?
Наследников – нет. Bот беда!

Есть, у меня к тебе, предложение.
Так беспокоит ваша жизнь-голытьба!
Я, войдя в твоё положение,
Выход нашёл. Это, верно – судьба!
Я, войдя в твоё положение,
Выход нашёл. Bерно – судьба!

Вот что, прошу: отдай мне в жёны,
Дочь твою – молодую Яэль.
Она пусть родит мне сыночка – Зёму,
А ты, получишь винную артель.
Она пусть родит мне сыночка – Зёму,
А ты, получишь артель.”

Изя, конечно, согласен был сразу,
Но, как положено, вид не подал.
Он глубоко вздохнул. Два-три раза.
И, на последок, вот что сказал.
Он глубоко вздохнул. Два-три раза.
И, на последок сказал:

„Допустим, твоё предложение – верно.
Но что нам ответит молодка – Яэль?
Девчонкa – юна и ей, наверно
Интересней, чем муж, будет – карусель.
Девчонкa – юна и ей, наверно
Интересней будет – карусель.

Ну, хорошо! Я, это дело
Беру на себя, а ты – не зевай!
Как только “да”, Яэль скажет смело,
Мы свадьбу сыграем тотчáс. Так и знай!
Как только “да”, Яэль скажет смело,
Мы свадьбу сыграем. Так и знай!

Но, перед свадьбой, мы сходим к нотару.
Он пусть оформит наш договор.
Чтобы потом уже ты пo праву,
Мог бы с женой вступить на свой двор.
Чтобы потом уже ты пo праву,
Мог бы вступить на свой двор. ”

Сказано-сделано! К радости Мойши,
Соседка сказала покорное – “да”!
И через месяц, а может чуть больше,
К свадьбе редели баранов стада.
И через месяц, а может чуть больше,
К свадьбе редели стада.

Назначен был праздник. Собрались гости.
Столы ломились от еды и вина.
Вышла невеста. „Посыпались” тосты.
Мойша пил все бокалы до дна.
Вышла невеста. „Посыпались” тосты.
Мойша пил бокалы до дна.

Но, к сожаленью, не рассчитав силы,
Свалился жених в самый свадьбы разгар.
И позже, когда Мойшу спать выносили,
Невесту вcпугнул жениха перегар!
И позже, когда Мойшу спать выносили,
Невесту вcпугнул перегар!

Свадьба гуляла, жених отсыпался
И лишь наутро, увидев жену,
Понял Мойша, что спьяну попался
И засватал не ту сужену!
Понял Мойша, что спьяну попался
И засватал не ту сужену!

И, как только потом доказалось,
Изя имел всего дочери – две!
Старой девой – Яэль оказалaсь:
Немой, глухой и хромой на ступне.
Старой девой – Яэль оказалaсь:
Немой, и хромой на ступне.

Годы прошли, Мойша смирился.
К счастью, дева не глупой была.
А хитрый Изя, пить бросил, разжился,
И младшую выдал за сына царя!
А хитрый Изя, пить бросил, разжился,
И младшую выдал за сына царя!